Официальный сайт Федерации альпинизма России. Если вы что-то не нашли, попробуйте поискать на старом сайте

Нас 2495 членов ФАР

Из истории отечественного альпинизма. Часть 1

Все статьи

«Русские – самые неприспособленные к горам люди».

Это заявление, которое приписывают немецкому альпинисту Вилли Рикмер-Рикмерсу, первовосходителю на Ушбу, и которое столь же верно, сколько и не верно. Если и были сказаны или написаны такие слова, то это было сделано не на уровне серьезного анализа. Вряд ли выдающийся путешественник и исследователь гор неприязненно относился к русским или хотел их обидеть. Он просто мало думал об этом. Мы рискнем подумать чуть-чуть более тщательно. И вот как сформулируем свою точку зрения: практически полное отсутствие генетической памяти на поведение в горных условиях, может представлять сложности в стадии первичной стадии адоптации к непривычным условиям. Зато в последующем, этот фактор позволяет иметь большую лабильность и свободу реакции, позволяя при благоприятных условиях получить исключительно высокие результаты. К тому же восприятие красоты горной природы как чего-то свежего, необычного и оригинального дает часто более острые формы увлечения, своеобразной «горной болезни», имеется в виду конечно положительное значение этого термина. Вспомним, что настоящими пионерами альпинизма стали не альпийские горцы, а англичане. И не просто англичане, а именно жители равнинных городов.


Шок с первого взгляда

«Дивны горы те и толикой высоте суть, яко облаки от них ся взимают. Снези же лежат на них от сотворения гор тех. В лете же вар и зной велик в них, но снег не бо таяше.»
Неизвестный суздальский автор
«Хождение за три моря во Флоренцию». 15 век.

Существует версия, что древнейшим центром главной ветви наших предков был район Эльбруса. Даже если это так, то весь объем последующей жизни внизу, переплетение с другими народами, сделало нас чисто равнинными жителями.

Летописи доносят нам из глубины веков отдельные фразы русских купцов и путешественников, которые по тем или иным причинам оказывались в горах. В написанных старославянским языком фразах легко угадывается настоящий шок от встречи с миром, имеющим еще одно, вертикальное измерение. Это скорее похоже на испуг и желание скорее вернуться домой – в леса и поля, на берега спокойных рек. Неслучайно, тема гор широко и успешно использовались в религиозной пропаганде - они были частью общего мифа христианства. Не зная гор, их заведомо присоединяли к элементам культа. Да и в Византии, образце для нашей страны в религиозном плане, горные массивы часто становились местами расположения главных монастырей. По сути, это делалось в целях обороны, но косвенно это придавало горам ореол святости. И в России любая возвышенность могла получить титул святой горы, не случайно самый уважаемый богатырь в эпосе назывался Святогор.

В целом, русские сказки часто характеризуют чужие далекие страны «за морями, за горами», нашим предкам были одинаково далеки, враждебны и непонятны обе эти стихии. Но прошло время, и Россия стала великой морской и великой горной страной.


Россия – родина слонов

Это не случайная и плоская шутка. В позднесталинский период в СССР широкое распространение получили научные разработки в области доказательства приоритета России в различных областях культуры, техники и науки. Общая идея звучала примерно так: наши соотечественники ни в чем европейцам не уступали, всё изобретали в числе первых, вот только царский режим не давал им реализовать свои идеи. Впрочем, речь шла не только о русских, но и всех жителях огромной территории тогдашнего СССР. Так первовосходителем на Казбек был назван (в соответствии с не совсем внятной древней летописью) некто Йосиф (тезка Сталина) Мохевец, т.е. выходец из одного грузинского рода.

Через пару лет после Паккара и Бальма русские исследователи Камчатки совершили восхождение на высшую точку этого отдаленного полуострова гору Ключевская Сопка. Удивительно, что в основные отчеты экспедиции этот факт не попал. Альпинистской общественности этот факт стал известен только в конце 80-х, уже при Горбачеве. А при Сталине, именем которого были названы высочайшие вершины всех стран советского блока, этого еще не обнаружили. Может быть, это и к лучшему. Восходителями были, впрочем, практически чистые немцы (даже не прибалтийские), в России не жившие, а только нанявшиеся в экспедицию.


Пётр Первый – демонстрация потенциала

Жаль, что Пётр Великий в своих заграничных путешествиях ограничился северной частью Европы. Её морской характер он хорошо усвоил и в любом деле, связанном с освоением водной стихии, он старался быть на достойном уровне и никому не уступать. Попади Пётр в Альпы, глядишь «на спор» и для утверждения своей силы взобрался бы на одну из выдающихся вершин, может даже и на Монблан. И тогда, возможно, после этого он бы увлекся горами и построил свою столицу не на выходе на морские просторы (Санкт-Петербург), а где-нибудь у подножья Эльбруса ? Нет, лучше и там и там.

По Рототаеву П.С. первым из достоверных восхождений, совершенных русскими, был подъем Петра I на гору Броккен (1142 м) в Южной Германии (Гарц) в 1697 году. Находясь здесь с группой “боярских детей” для изучения ремесел, Петр услышал, что эта вершина считается “заколдованной”. Местные жители даже днем боялись приблизиться к ней (напомним, что в географической литературе последующего времени широко приводились рассказы о “броккенских видениях”, своеобразном явлении). Пётр на пари с хозяином таверны, где он вместе со своими спутниками питался, согласился один, и притом ночью, сходить на Броккен, чтобы доказать храбрость русских людей. Выйдя в сумерках, Петр достиг цели около двух часов ночи. Здесь он разжег костер из принесенной им вязанки хвороста, чем и подтвердил свое присутствие на вершине. Это восхождение вошло в официальную мировую хронологию первовосхождений.


Русский путешественник Карамзин

Записки
Альпинизмом могут заниматься представители разных классов, сословий, люди с разным образованием и интеллектом. Но чтобы он начал существовать как общественное явление, его должны принять своим увлечением люди пишущие, прослойка интеллигентов, по тем или иным причинам играющая коммуникационную роль. России об Альпах первым рассказал Николай Карамзин. Он же совершил первое известное в обществе российское восхождение в этом горном массиве. На скромную вершину Венгенальп.

«Я вооружился Геркулесовской палицею и с бодростию стал взбираться на крутизны. Почти беспрестанно слышал я глу¬хой шум, происходящий от катящегося с гор снега... Более четырех часов шел я в гору; наконец достиг до цели своих пла¬менных желаний и ступил на вершину, где вдруг произошла во мне удивительная перемена. Чувство усталости исчезло, силы мои возобновились. С бодростию и удовольствием про¬должал я путь свой по горе, называемой Венгенальпом, мимо вершин Юнгферы и Эйгера.

Светлый месяц взошел над долиною. Я сижу на мягкой мураве и смотрю, как свет его разливается по горам и блистает на вершине Юнгферы, одной из высочайших альпийских гор, вечным льдом покрытой. Два снежных холма, девическим грудям подобные, составляют ее корону. Ничто смертное к ним не прикасалося, одни солнечные и лунные лучи лобызают их нежную округлость: вечное безмолвие царствует вокруг их - здесь конец земного творения!»



Феномен перехода

Факт: рекордный во всемирной военной истории горный переход был совершен русской армией под командованием фельдмаршала Суворова в 1799 году. За 14 осенних дней более чем 20-тысячная армия прошла с боями через четыре высокогорных альпийских перевала. При этом войска были совершенно не готовы к подобным испытаниям, ни материально, ни морально. Абсолютное большинство солдат и офицеров были русскими по происхождению, и никогда прежде в горах не были. А вот те качества, которые они продемонстрировали и которые в последующем стали характерными вообще для наших соотечественников в горах. Это умение терпеть и стойко переносить трудности, это покорность судьбе, смирение, это – вера в свое руководство (которое может смениться отчаянным разочарованием), это – определенный романтизм, умение (основанное на традициях православия) ценить красоту и духовные ценности. это просто религиозность, которая в советское (золотое время нашего альпинизма) трансформировалась и была скрытым фактором. Русские, в принципе, легко ввязываются в игры, которые очевидно не несут практических выгод. Правда, редко сами такие игры придумывают, ждут подсказок или толчков с Запада, реже с Востока.


Да, это интриги венского двора завели победоносного полководца и лучшую тогда армию в суровые и непривычные альпийские высокогорья. Но, с другой стороны, Суворов самостоятельно принимал одно за другим решения, выбирая самый сложный и неожиданный для противника вариант движения. На последнем перевале (Паниксе), самом высоком и заснеженном, усталая, голодная армия попала в критическую ситуацию. Непогода, отсутствие видимости, неумение правильно сориентироваться и выбрать путь, привели к человеческим жертвам. Их, правда, было не так много, как иногда пишут. Но они были и большая часть благополучно преодолевших это препятствие, были достаточно близки к своему пределу своих физических сил.


Поход этот был таким феноменальным событием, что в Швейцарии сохранены в качестве музейных экспонатов дома, где ночевал Суворов, установлены несколько памятников, регулярно проводятся памятные мероприятия…

В России альпинизм зарождался как часть процесса картографических исследований малонаселенных территорий. Осваивая восточные рубежи России, члены экспедиции И. Биллингса Даниил Гаусс с двумя спутниками в 1788 году поднялись на Ключевскую сопку (высшую точку Камчатского полуострова (4750 м)). На вопрос, для чего совершено восхождение, Гаусс ответил: «Любопытство повлекло».


29 августа 1829 года на вершину Эльбруса поднялся проводник Эльбрусской экспедиции Российской академии наук и воинских частей Кавказкой линии — Килар Хаширов, который впервые взошел на восточную вершину Эльбруса (5621 м). До перемычки между вершинами на высоту 5100 м поднялись старший проводник Ахия Сотгаев, академик Э. Ленц и казак П. Лысенков. Руководителем экспедиции и инициатором восхождения являлся генерал Г. А. Емануэль (Эмануэль).


В 1840-х годах были проведены многие экспедиции в горные районы Средней и Центральной Азии, в которых принимали участие известные путешественники: П. П. Семёнов-Тян-Шанский, Н. М. Пржевальский, А. П. Федченко, И. В. Мушкетов и другие. В своих горных путешествиях они прошли многие ущелья, перевалы, нанесли на карты хребты и вершины.
Во второй половине XIX в. русские топографы взошли на ряд вершин Кавказа (Чаухи, Базардюзю и др.). Наибольшую известность среди них приобрел Андрей Васильевич Пастухов. В 1890 г. он с тремя казаками взошел на Западную вершину Эльбруса, а позже совершил восхождения еще на 10 вершин Кавказа.

О создании Русского горного общества и о том, как развивался отечественный альпинизм в начале 20 века - читайте здесь.

326